http://optimistik.ru/
Блоги
Лента записей Все блоги
Семья, дом, дача"Жена, я уезжаю в командировку на три дня."
Муж заметил, что жена слишком часто с кем-то по мобильному телефону разговаривает и решил проверить. Взял телефон - точно, то ей Виталик какой-то позвонит, то она Виталику. Непорядок!
На следующий день говорит: "Жена, я уезжаю в командировку на три дня.", - а сам снимает квартиру в доме напротив и с мощным биноклем занимает наблюдательный пост. Видит как к дому подъезжает крутая тачка, выходит из нее здоровый мужик, в руках цветы, коньяк, шоколад. "Ну, - думает муж, - наверное Виталик".
И правда, мужик поднимается на четвертый этаж, жена открывает ему дверь, бросается на шею, они идут пить. Муж с биноклем рвет и мечет: "Я, блин, сейчас этого Виталика порву"! Тем временем Виталик берет на руки жену, несет её в спальню. Там начинает раздеваться: могучий торс, мощные бицепсы, приличные размеры - красавец-мужчина, словом.
Муж уже почти срывается с места с целью нарушить интим, но тут начинает раздеваться жена: некрасивые обвисшие груди, целлюлит прогрессирующий, складочки на боках - не комильфо в общем.
Муж отставляет в сторону бинокль, берется за голову и с невыносимой горечью говорит: "Блииин, как перед Виталиком то неудобно..."!
Клуб любителей сайта"Жена, я уезжаю в командировку на три дня."
Муж заметил, что жена слишком часто с кем-то по мобильному телефону разговаривает и решил проверить. Взял телефон - точно, то ей Виталик какой-то позвонит, то она Виталику. Непорядок!
На следующий день говорит: "Жена, я уезжаю в командировку на три дня.", - а сам снимает квартиру в доме напротив и с мощным биноклем занимает наблюдательный пост. Видит как к дому подъезжает крутая тачка, выходит из нее здоровый мужик, в руках цветы, коньяк, шоколад. "Ну, - думает муж, - наверное Виталик".
И правда, мужик поднимается на четвертый этаж, жена открывает ему дверь, бросается на шею, они идут пить. Муж с биноклем рвет и мечет: "Я, блин, сейчас этого Виталика порву"! Тем временем Виталик берет на руки жену, несет её в спальню. Там начинает раздеваться: могучий торс, мощные бицепсы, приличные размеры - красавец-мужчина, словом.
Муж уже почти срывается с места с целью нарушить интим, но тут начинает раздеваться жена: некрасивые обвисшие груди, целлюлит прогрессирующий, складочки на боках - не комильфо в общем.
Муж отставляет в сторону бинокль, берется за голову и с невыносимой горечью говорит: "Блииин, как перед Виталиком то неудобно..."!
Блог Александра ГавриленкоВерить и ждать
Верить и ждать

Ваньке хотелось гулять, но мать строго-настрого приказала на улицу из землянки не выходить. Она и сама находилась здесь же, тревожно прислушиваясь к стрельбе, разрывам мин и снарядов. Ванька видел, что мать боялась. Она тихонечко молилась, сидя у небольшого столика, и посматривала на бревенчатый потолок. Когда снаряд разрывался где-то поблизости, в щели между бревен просыпалась земля. Когда она попадала на стол, мать машинально стирала ее трепкой. За этим неказистым, сделанным руками матери, столиком они и обедали. Ванька почувствовал, что ему хочется есть, хотя с утра он съел три больших картошины с небольшим кусочком хлеба. Мальчик вдруг вспомнил полицая по кличке Жолудь, живущего на соседней улице. Этого большущего дядьку боялись все в округе. Боялась мать, боялись соседи. Говорят, что именно он вместе с другими полицаями и фашистскими солдатами вешали на площади людей. Ванька, хотя мать и запрещала, бегал туда с друзьями посмотреть. Это было страшно. На казнь привели двоих: пожилого мужчину и молодого парня. В толпе шептались, что старший до войны учил в школе детей, а младший вроде как был связан с партизанами. Жолудь еще с одним полицаем поставили их на табуретки, накинули петли на шеи и по приказу немецкого офицера выбили табуретки из под ног. Учитель несколько раз дернулся и затих, а молодой парень долго не хотел расставаться с жизнью. Он раскачивался, крутился, хрипел, и офицер, не выдержав, вытащил из кобуры пистолет и одним выстрелом заставил парня затихнуть. Люди, опустив головы, начали расходиться. Вскоре площадь опустела, и только двое повешенных да немецкий часовой напоминали о случившейся здесь казни. Побежал домой и Ванька. Он начал было рассказывать матери о случившемся, но она отругала его, приказав больше на площади не появляться. Ванька послушно пообещал больше туда не ходить. Но через несколько дней он с дружком Серегой вновь появился на площади. Казненные все еще висели. И в этот момент мимо проходил Жолудь – в черной шинели, с повязкой на рукаве, винтовкой за спиной. Увидев мальчишек, он гаркнул:

- А ну, что делаете здесь, щенята? Марш по домам!..

Полицай потянулся за винтовкой, и ребята побежали с такой скоростью, с какой еще никогда не бегали. А вслед им летел довольный хохот предателя.

После этого Ванька старался больше не попадаться на глаза Жолудю. А несколько дней назад он случайно столкнулся с ним в переулке. У мальчика даже ноги подкосились, когда пошатывавшийся поманил его пальцем к себе. От предателя несло самогонным перегаром, луком и еще чем-то противным. Он взял подошедшего мальчика за воротник, оторвал его своей мощной ручищей от земли, посмотрел в глаза, ухмыльнулся и поставил назад. Затем полез в карман, вытащил большой, сероватый на цвет, кусок сахара и всучил его испуганному мальчику.

- Ну гуляй, оголец. Радуйся жизни. Скоро ваши придут, - махнул рукой, Жолудь пошел дальше.

А Ванька бежал домой, зажав в маленькой ладошке большой кусок сахара. Дома он положил его на стол и рассказал обеспокоенной матери о встрече с Жолудем и его словах.

- Он сказал мне, что скоро наши придут! – закончил на одном дыхании свою историю мальчик.

Мать вздохнула. Она ждала этого дня. Надеялась и верила, что с приходом наших войск она наконец-то узнает о судьбе мужа. Трудно ей приходилось в эти годы без его поддержки, без его крепкой руки. А его как призвали в армию в конце июня 1941 года, так больше она о нем и не знала. Правда, один окруженец из соседней деревни говорил, что он погиб. Женщина специально ходила с сыном в ту деревню, не веря в смерть мужа. На пороге дома их встретила жена окруженца. Заросший рыжей щетиной окруженец лежал на печи. Он долго рассказывал женщине, как его однополчанина, а ее мужа, раздавил в небольшом окопчике немецкий танк.

Мать Ваньки в смерть мужа не поверила. Но отсутствие новостей разъедало ее душу, как ржавчина. Соседка посоветовала погадать. Для этого нужно было выйти в двенадцать часов ночи из дому, взять с собой пилу и сделать вид, что пилишь вербу. Если послышится, что где-то там, вдалеке заплакали, значит, человек, на которого гадают, погиб. Если же запели – значит, живой. Мать с соседкой (одной было боязно идти) так и сделали. Вышли в полночь к вербе, росшей неподалеку, и начали ее пилить. И вправду где-то вдалеке запели песню. Это слышал и сам Ванька, который потихоньку выбрался из дому (тогда у них дом еще был, это позже его сожгли немцы) вслед за женщинами. Только ему показалось, что это горланили пьяные полицаи. А мать поверила в гадание и где-то с месяц ходила, высоко подняв голову. Но затем в ее сердце опять поселились сомнения, и она решила погадать еще раз, уже по другому способу. О нем она узнала от местной попадьи.

- Расскажу я тебе, девонька, как с помощью гадания узнать о судьбе твоего мужика. Только ты моему ничего не говори… Нужно в полнолуние, в полночь, установить на окно зеркало навести его на луну и поставить рядом зажженную свечу. Если через некоторое время появится в зеркале гроб – значит, нет в живых солдата. А если же увидишь в зеркале контуры человека – значит, жив он. Но как только увидишь, нужно тут же положить зеркало стеклом вниз. Долго смотреть нельзя, мол, нечисть может появиться.

Ох, и напугала же этим гаданием мать Ваньку и соседку, которая вновь пришла поддержать подругу. Как и рассказывала попадья, в положенное время в зеркале появилась фигура человека. Соседка посоветовала положить зеркало, но матери хотелось лучше рассмотреть, муж ли это появился в зеркале. И хоть сердце у самой было в пятках, продолжала смотреть на появившуюся фигуру, которая постепенно, как ей показалось, увеличивалась в размерах. И вдруг за окном что-то рвануло. Задрожали стекла. Где-то за рекой запылало зарево. А женщины без чувств лежали на полу. Им показалось, что сам нечистый постучал в их окно. После этого случая завязала Ванькина мать с гаданиями. Она просто перед иконами молилась за мужа. И сейчас, когда сын передал слова пьяного полицая о приходе Красной Армии, она взволнованно шептала: «Скорее бы!»

Бой продолжался. Раздались два мощных взрыва. Как потом стало известно, это отступающие фашисты взорвали два моста через Сож. Но наши части, переправившись через реку, вошли в город, завязались уличные бои. Немцы, видя, что их выбивают из города , начали взрывать все каменные здания, жечь деревянные… Вскоре город был освобожден от фашистов. Ванька вслед за матерью выбрался из землянки и не узнал улиц – все было разрушено, сожжено. Вздыбленная разрывами снарядов и мин земля пахла гарью и смертью. И вдруг Ванька увидел уставших, закопченных в дыму солдат. Мальчик испуганно уцепился за подол матери.

- Не бойся, сынок! Это наши пришли! Видишь, у них на пилотках красные звездочки?!

- Наши! – радостно вскрикнул Ванька, а взглянул на мать и удивился.

Женщина смотрела на наших бойцов, и по ее щекам бежали слезы.

- Мама, почему ты плачешь?

Откуда мальчонке было понять, что это были слезы радости. Слезы, выстраданные за два долгих года фашистской оккупации.

А через два месяца домой вернулся Ванькин отец, раненный, с осколком в ноге, но живой. И такой родной им человек.

Из книги Александра Гавриленко "Верить и ждать"
Семья, дом, дача- Пожалуй, возьму еще стаканчик. Улыбнемся)))
Мужик заходит в бар, заказывает виски:
- Сколько с меня?
- Три доллара.
Мужик вынимает из кармана три доллара. Один кладет на стойку перед собой, потом идет в левый конец стойки, там кладет второй, потом идет в правый конец стойки, там кладет третий. Бармен, тихо матерясь, идет направо-налево и забирает деньги. На следущий день опять тот же мужик приходит, опять стаканчик виски заказывает и снова раскладывает доллары в разные концы стойки. Бармен злится, но за деньгами ходит. Короче, такая картина повторяется день за днем. И вот однажды мужик заказывает виски, берет стакан, роется в кармане и вытаскивает бумажку в 5 долларов. Бармен быстро эту бумажку берет, мстительно улыбается, достает два доллара сдачи, идет в левый конец стойки, там кладет один доллар, потом идет в правый конец и там кладет второй. Затем возвращается и злорадно смотрит на мужика. Мужик флегматично выпивает виски, вытаскивает из кармана доллар, кладет его перед собой и говорит:
- Пожалуй, возьму еще стаканчик.
Блог Александра ГавриленкоНароджаная зарой
Нядаўна прачытаў першую кніжку Аляксандра Гаўрыленкі “Народжанная зарой”, якая летась надрукавана маскоўскім выдавенцтвам “Залатое сячэнне”. Прачытаў, што называецца, на адным дыханні. І шчыра парадаваўся за аўтара. Яго замалёўкі, апавяданні і казкі – цікавяць, хвалююць і, бы жывыя малюнкі-іскрынкі, застаюцца ў памяці.
Пачынаецца кніга апавяданнем “Сустрэча”. Невялікае. Сюжэт просты. Маладыя людзі, у якіх малая дачушка, пражыўшы сумесна шэсць гадоў, развяліся. Ціха, мірна. Ён так захапіўся камп’ютэрам, што аддае яму амаль увесь свой час, забываючы пра жонку, дзіця. Яна ў скрусе, перажывае, імкнецца адцягнуць яго ўвагу ад віртуальнага быцця, але безвынікова. Пасля і сама зацікавілася камп’ютэрам, знаёміцца з маладым чалавекам. Віртуальныя адносіны займаюць целыя гадзіны. Ён да яе – з ласкавасцю, увагай, падтрымкай. І яна адказвае тым жа. А праз колькі месяцаў такой сувязі яны адчуваюць і перакананы, што кахаюць адно аднаго. Упершыню не па камп’ютэры, а наяву ўбачыліся на чыгуначным вакзале і паводзілі сябе так натуральна, нібы сустрэліся блізкія людзі пасля доўгай разлукі…
… З нейкім шкадаваннем думаеш: не толькі камп’ютэрстаў прычынай распаду сям’і, а нячуласць, абнякавасць, чэрстваць,няўвага, што аддаляе людзей, нават блізкіх. І наадварот, добразычлівасць, сардэчнасць, уважлівасць, клапатлівасць – збліжае, яднае, як бы родніць іх. І прыкладаў таму шмат вакол нас, у нашым жыцці.
У кнізе многа месца пра каханне, вернасць. Нават загалоўкі твораў аб гэтым сведчаць: “Любоў”, “Любоў – гэта…”, “Летні дождж або гісторыя адной любві”, “Калі ёсць у сэрцы любоў”, “Наша світанне”, “Мы разам”, “Вялікая тайна” і іншыя. Надта ўзрушвае невялікая, літаральна на старонку, замалёўка “Я цябе люблю!”. Гэта якісьці своеасаблівы роздум-прызнанне маладога чалавека аб пачуццях да нявесты, аб жыцці, якое яму і яго каханай прадстаіць прайсці ў гэтым няпростым свеце. Ён ведае, што паспытаюць цяжкасці, зайздрасць, хлусню, могуць быць слёзы непаразумення, маны і няпраўды, іншыя перашкоды. Але верыць, што шчаслівых, светлых, сонечных і радасных дзён будзе куды болей… І яны з гонарам пройдуць свой шлях. Галоўнае – разумець і любіць друг друга, а ўсё астатняе – дробязь, якая хутка забудзецца.
Мудрая і цікавая казка “Народжаная зарой”. Усемагутны чарадзей ператвараў прыгожых дзяўчын ў кветкі, якімі папаўняў свой сад. Так ён зрабіў і з найпрыгажэйшай дзяўчынкай горада, каханай смелага воіна. Ды кветка ў патрэбны час не распусцілася, засталася бутонам. А ўсё таму, што дзяўчына была закахана, а з любоўю не могуць справіцца заклінанні нават самых умелых ведзьмакоў. Але чарадзей ведаў, што як толькі воін наблізіцца да каханай, бутон раскрыецца, і краса-кветка застанецца ў яго садзе. Толькі на гэты раз адбыўся цуд. Бутон вырас да вялікіх памераў, і з яго выйшла дзяўчынка-прыгажуня. Закаханыя кінуліся адно к аднаму. Выходзіць, супраць сапраўднай любві бяссільны чары ўсіх магаў свету…
Міжволі засяроджваеш увагу на самым вялікім (і на об’ёме, і на напале эмоцый) творы “ Не судзіце любоў”… На дэманстрацыю па абароне самага светлага і чыстага пачуцця – Кахання, Любві – выйшлі дзясаткі тысяч людзей у адным з гарадоў краіны (замежнай), а таксама супраць гомасексуалізму, аднаполых шлюбаў. Людзей падтрымаў сам прэм’ер-міністр дзяржавы, а містэр хаост, які арганізаваў судовы працэс над Любоўю, церпіць паражэнне…
У напружанні (ад пачатку да канца) трымае казка “Янтарныя каралі”… Свякрова з першага дня не злюбіла нявестку, хаця і працавітая, прыгожая, вельмі падабаецца сыну, як і ён ёй. Пастаянна даймае рознымі прышчэпвамі, папрокамі, называе зладзейкай, абвінавачвае ў крадзяжы яе янтарных пацерак, едзе к ведзьмаку… А знайшлі іх у страўніку каровы, якая праглынула разам з пойлам…
Перажываеш за “героя” апавядання “Гульня са смерцю”. …Малады і паспяховы бізнэсмэн Сяргей, які некалькі гадоў быў, так сказаць, на вяршыні славы, у апошні час рэдка вяртаўся дамоў у пару, усё часцей і часцей – глыбокай ноччу, а то і пад раніцу. Зразумела чаму: выпіўкі ў зачараваным коле ліпавых сяброў і прыгожых жанчын. Працягваў жыццё гулякі і пасля таго, як пакінулі яго самыя дарагія людзі. Ды, аказалася, гуляў нядоўга. Фірма яго нечакана развалілася. І адразу, нібы ветрам, здзьмула “сяброў” і прыгажунь… І зараз гібее ў старай бруднай сельскай хаце, якая яму дасталася ў спадчыну ад бабулі. Нешта робіць старым, яго корміць, даюць выпіць. У апошні час у яго галаве засела неадчэпная думка – пакончыць з жыццём. Як гэта зрабіць, яму падказвае чорт, які сеў на корак бутэлькі з сівухай. Колькі разоў прыходзіла да яго і сама Смерць з парадамі, як пазбавіцца ад згубных звычак і стаць на нармальны шлях жыцця. Але ж…
З хваляваннем чытаеш легенду “Белая гара”… Яна ўзвышаецца над Сожам і была язычніцкім свяцілішчам старажытных славян. Па вялікіх святах тут збіраліся людзі з многіх селішчаў, кругам распальвалі вогнішчы, пелі песні і прыносілі ахвяру свайму бажаству. Звычайна ахвярай быў чорны казёл… І ў той раз у траўні, калі ажыла, расквітнела прырода, людзі зноў сабраліся тут, каб выпрасіць у бажаства багатае не ўраджай лета. Ля вогнішча сядзеў старчына з доўгай сівой барадой і вастрыў аб камень нож. Наўкол хутка цямнела, набліжалася навальніца. Стары крыкнуў: “Прывядзіце мне ахвяру!”. Але аказалася, што яе выкралі. І людзей апанаваў жах: “Што з намі цяпер будзе?”.. Хтосьці прыпомніў, што продкі часам прыносілі ў ахвяру самую маладую з прысутных на гары дзяўчыну… Тое ж паўтарылася і цяпер… У юнай светлавалосай дзяўчыны падкошваюцца ногі і яна валіцца долу. Стары ўкленчыў перад ёй, штосьці шэпча гнусавым голасам і пытаецца нанесці ўдар нажом у сэрца. Дзяўчына ўскрыкнула, і ў гэты міг пярун скалануў асветленую маланкай гару. Запалаў драўляны ідал. Неба страшна загрукатала. Нерухома зваліўся каля непрытомнай дзяўчыны вяшчун. Перапужаныя людзі кінуліся з гары ўніз. Вакол бушавала непагадзь. І раптам… у траўні… паваліў снег. Свяшчэнная гара стала белай…
Цікавяць, мусяць цябе задумацца, паразважаць, асэнсаваць прачытанае, і астатнія, з мноствам тэм, творы (а іх у кнізе 29), безумоўна ж, здольнага мастака слова Аляксандра Гаўрыленкі. Аўтар выкладае думкі сцісла, проста, зразумела, тэкст чытаецца лёгка. І амаль у кожным творы прысутнічае пейзаж, прырода. А гэта дапамагае аўтару паказаць падзеі, жыццё больш поўна, рэальна, разнастайна і захапляюча.
Жадаю Аляксандру новых творчых поспехаў, стала, цвёрда стаць на пісьменную сцяжынку.
І. Ліпаўскі.
Блог Александра ГавриленкоПонимаю, время ушло...
Понимаю, время ушло...
Нервно сжал я перо в руке,
написал эту строчку быстро:
- Не нужна ты больше мне...
Не нужна, говорю, и крышка!
И сорвалось чернило с пера,
на бумагу кляксой брызнув,
грязной точкой на строчку легла,
разорвав по кусочкам мысли...
Поздно что-то писать тебе.
И кричать, и шептать нежно.
И любить, не любить - не решать,
Не решать мне уже как прежде.
Понимаю, время ушло
и закрыта души дверца,
И тебе сейчас все равно,
Не волную твое я сердце...
Блог Александра ГавриленкоКрасная роза
Красная роза
как юность свежа.
На лепестках
утра раннего росы.
Юную розу
сорвала рука
В пальцах холодных
держа осторожно.
Алым рубином
скатилась слеза
в свете зари
и от боли темнее.
- Ведь и у розы
есть тоже душа...-
Роза шептала на
на солнце бледнея...
Автор Александр Гавриленко
Клуб МастеровУдачная на днях была охота
,
Легко нашел я логово волков.
Волчицу сразу пристрелил я дробью,
Загрыз мой пес двоих её щенков.

Уж хвастался жене своей добычей,
Как вдалеке раздался волчий вой,
Но в этот раз какой-то необычный –
Он был пропитан горем и тоской.

А утром следующего дня,
Хоть я и сплю довольно крепко,
У дома грохот разбудил меня,
Я выбежал в чём был за дверку.

Картина дикая моим глазам предстала:
У дома моего стоял огромный волк.
Пес на цепи – и цепь не доставала,
Да и, наверно, помочь бы он не смог.

А рядом с ним стояла моя дочь
И весело его хвостом играла.
Ничем не мог я в этот миг помочь,
А что в опасности — она не понимала.

Мы встретились с волком глазами.
«Глава семьи той» – сразу понял я
И только прошептал губами:
«Не трогай дочь, убей лучше меня».

Глаза мои наполнились слезами,
И дочь с вопросом: «Папа, что с тобой?»
Оставив волчий хвост, тотчас же подбежала,
Прижал её к себе одной рукой.

А волк ушел, оставив нас в покое.
И не принес вреда ни дочери, ни мне,
За причиненные ему мной боль и горе,
За смерть его волчицы и детей.

Он отомстил. Но отомстил без крови.
Он показал, что он сильней людей.
Он передал своё мне чувство боли.
И дал понять, что я убил детей.

© Александр В. Чацкий
Блог Александра ГавриленкоЯнтарные бусы
Жили-были в деревне тетка Анна и дядька Степан. И нужно сказать, не плохо жили: полдюжины коров паслось на лугу, четыре коня прибегали во двор с ночного, два десятка поросят похрюкивало в сараях, а про курей, уток да гусей и говорить не чего – выйдет иной раз Анна на крыльцо, а от птицы в глазах начинает рябить. И это еще не все. За домом чудесный сад вырастил дядька Степан: яблони, груши, сливы, вишни, смородина и даже виноград там рос. А еще была пасека. И самого утра и до позднего вечера около ульев жужжали пчелы.

Детей тетка с дядькой народили немало – шестерых. Да вот, на жаль, пять дочек и одного сына. Он был самый младшим, как говорят, последняя надежда. Подошло время, и дочки мигом замуж поразбежались, так как были известные на всю округу красавицы и при этом отличались трудолюбием. Любая работа кипела в их руках. Да и приданное за них хорошее родители давали. Так и остались в доме тетка Анна, дядька Степан да их младший сын Максим.

Трудно стало тетке без дочерей с хозяйством справляться: и то не успевает сделать и это… Что делать? Чужих людей нанимать? Так ведь часто никакого результат от труда такого работника, а платить нужно. Одним словом, только растраты. Думали тетка Анна и дядька Иван, думали и решили, нужно женить Максима. А что? Придет в дом невестка, будет помогать справляться по хозяйству, и денег за это никому платить не нужно. Ну а если решили, значит, так и сделали. Невестку себе выбрали в соседней деревне, с богатой семьи, красавицу и, по сведениям соседей, трудолюбивую.

Сразу после Покровов и свадьбу сыграли – целую неделю поздравляла молодых деревня. А что молодые? Они с первого взгляда понравились друг другу, и не могли натешиться своей любовью ни днем, ни ночью.

Но с первого же дня, как только девушка в новый для нее дом, не полюбила ее свекровь. Одно только присутствие невестки в доме раздражало ее – все ей не так. Все не этак. Что не делает молодая женщина – в след одни упреки. Будто бы вселился какой-то черт в женщину. Максим, понятно, жену свою защищал, как мог, но мать есть мать. Против ее язык особо не повернется плохое сказать. Дядька Степан также не мог понять этих нападений жены на невестку и, старался смягчать напряженную обстановку в доме. Но однажды…

Однажды тетка Анна решила с мужем съездить в гости к сестре в соседнюю деревню. Дядька

Степан уже запряг лошадей в сани, а жена все не выходила из дома. Ждал он ее ждал. Уже и мороз под кожух стал забираться, а ее все нет.

- Ну сколько она там еще будет прихорашиваться? – не выдержал дядька и направился в дом. Но еще не дойдя до дверей, он услышал крики жены. И вправду, переступив через порог, он увидел красную от злости Анну. Растерянного сына и забившуюся в угол заплаканную Настю.

- Ну что тут снова делается, а? – дядька решительно вмешался в ссору – И сколько можно тебя ждать? – на этот раз он обратился именно к жене – Ну и не надоело тебе каждый день ругаться?

- Значит, и ты защищаешь эту злодейку?! Я понимаю сына, когда он стоит за нее горой, - тетка пнула пальцем в сторону невестки, - ведь эта сволочь – его жена! А ты почему лезешь не в свое дело? – Анна бросив нападать на невестку, налетела на мужа.

- Да потому, что она наша невестка и мне надоело смотреть и слушать, как ты каждый день не за что к ней цепляешься!

- Ах, не за что! Тогда пускай она ответит, куда подевались мои янтарные бусы?! Да-да, те самые, что подарил мне ты в день нашей свадьбы! Я с самого начала заметила, с того самого проклятого дня, когда эта змеюка впервые вошла в наш дом, что ей мои бусы приглянулись. Ах как она на них смотрела!.. И вот сейчас, когда они мне понадобились их и не стало.

- Не брала я их, мама! – дрожащим от незаслуженной обиды голосом со своего уголка оправдывалась Настя.

- Не называй меня мамой! Мои бы дочери такого никогда бы не сделали.

- Мам, может, и вправду ты куда-нибудь их положила и сейчас об этом забыла, - вмешался в спор Максим.

- Ты что, меня дурой считаешь?! Спасибо большое тебе сынок. Вырастила на свою голову. Боже,никто мне не верит. И все из-за этой нахалки, - эти слова свекровь бросила в сторону невестки. – Но, - тетка на миг задумалась, - есть у меня способ вывести тебя на чистую воду, нужно только… - Она неожиданно прервала свой монолог и, повернувшись к мужу, прикрикнула. – Ну что стоишь, как статуя, поехали! – и первой вышла из дома. Вслед за ней пожимая плечами, пошел и дядька Степан. У затихшем и печальном доме, остались Максим и Настя.

А родители уже ехали по заснеженному полю, но не к сестре в соседнюю деревню, а к известному на всю округу ведьмаку Матвею Чорному. Это дядька Степан согласился с капризами жены, которая решила у Матвея найти подтверждение вины невестки, потому что надеялся на обратное.

Ведьмак жил от их дома верст за тридцать, в одиночестве, на хуторе, в стороне от деревень. Именно туда и съезжались люди со своими проблемами и вопросами. Матвей принимал всех, ни кто не был оставлен без его внимании. И люди были за это ему благодарны.

Гости подъезжали к его дому, когда на улице уже вечерело. Снег монотонно скрипел под полозьями, а увеличивающий с каждой минутой мороз заставлял дядьку Степана погонять лошадей и потихоньку, себе под нос, ругаться на жену. А та будто бы этого не слышала, потерявшись где-то в своих мыслях. И вот наконец-то путешественники съехали с наезженной дороги. Кони сбавили скорость и перешли на шаг. Тетка Анна пасмурно посматривала на кусты вокруг дороги и продолжала молчать. На душе у нее было не спокойно и почему-то каждую минуту она ждала неприятностей. Но вдруг кусты разбежались по сторонам, и сани выехали в небольшую лощину, засыпанную снегом. Чуть в боку дядька с теткой увидели большой дом, окруженный со всех сторон хозяйскими постройками. На удивление, на крыльце их уже встречал хозяин: высокий, черноволосый, бородатый мужик, одетый в кожух на распашку.

- Добрый вечер, люди добрые! – приветствовал он их басом.

- Добрый вечер хозяину, добрый вечер дому! – ответил ему дядька Степан.

- Спасибо. Я вижу, что вы издалека приехали.

- Да, и по очень важному делу. – встряла в разговор тетка Анна.

- А ко мне никто просто так не приезжает, только по важных делах. – блеснув глазами степенно ответил Матвей.

- Так и у нас дело очень важное, панночек. – гнула свою линию тетка.

- Ну какой же я пан! Да вы не стойте на холоде, проходите в дом. Там и обсудим вашу проблему.

Дядька Степан, навязав коней и положив им сена, вошел в дом вслед за хозяином. За его спиной шагала притихшая жена.

Гости, войдя в дом, ожидали увидеть здесь что-то такое, чтобы указывало на «профессию» хозяина, но ничего особенного они не увидели – обычный сельский дом, ну может, только немного побольше и по богаче. А хозяин меж тем провел гостей по комнатам и все через резные дубовые двери. И вот еще что: как обычное в каждом доме тетка с дядькой не увидели в красном углу образов. Они переглянулись, не имея возможности перекреститься, войдя в чужой дом, как заведено, и почувствовали себя не в своей тарелке. Хозяин это заметил. Но промолчал. Только какая-то непонятная усмешка мелькнула на его лице.

- Ну, проходите. Садитесь вот сюда. – когда гости разделись. Ведьмак привел их в небольшую комнату и посадил за стол. - С начало, так как вы с дороги, я должен вас накормить. И не спорьте! Никаких дел пока не отобедаете в моем доме. - хозяин поставил на стол, горячую, с дымком пареную картошку, колбасу домашнюю, моченную с брусникой капусту, сало, пираги и еще много чего…

Тетка выразительно посмотрела на дядьку Степана, и тот, выскочивши во двор забрал из саней корзину, которую они собирались отвезти родственнице. Там было много чего вкусного, но все же пановали две большие бутылки с самодельной водкой. Все это также было выставлено на стол. И только хозяин потянулся да водки, чтобы разлить ее по чаркам, как за окном, где-то совсем рядышком, долго и нудно завыл волк. Во дворе заржали испуганные кони. Хозяин и гость сразу же вскочили из-за стола и кинулись к дверям. В доме осталась одна только тетка Анна. Снаружи было уже темно, хоть глаз выколи. Месяц спрятался за тучами. И от этого казалось, что в кустах кто-то прячется. Кони похрапывали, переступая с ноги на ногу.

- Ну, вот что, заведем коней в конюшню, места у меня там хватает. А то, кажется мне, что рядышком волки ходят. – высказал предложение ведьмак. – Вот в соседней деревне случай был. Зима тогда скрипела морозная, почти как эта. Зверья в лесу никакого. И оголодали серые, пришли в деревню чем-нибудь поживиться. А тут собаки такой вой подняли. Ужас! Волки и отступили, но от затеи своей не отказались. Подошли к крайнему дому, по шастали – к сараям с животными не подкопаться: ворота крепки, а стены толстые. Так они пса хозяйского, который увидев стаю, трусливо повизгивал и стучал задней лапой в двери, схватили за уши и увели с собой… И ни рожек и ни кожек не осталось от него.

- Хорошо, хорошо, - согласился с Матвеем испуганный рассказом дядька Степан. Озираясь по сторонам, он добавил: - В конюшне, и вправду, коням будет более надежно.

Мужики быстренько выпрягли коней из саней и отвели их в конюшню, которая встретила их тихим ржанием хозяйской лошади.

- Здесь коням будет хорошо, - сказал, закрывая ворота, Матвей, - и тепло, и сена хватает. И от волков защита. Ну а сейчас пойдем в дом, поужинаем и поговорим.

Тетке в доме одной было не по себе. Уже дважды она сбрасывала с колен черного кота, которых она терпеть не могла. А кот, все посматривал на гостью своими зелеными, и какими-то даже не кошачьими, умными глазами, что-то обдумывая в своей голове. Это выводило тетку из себя, нагоняло в ее сердце чувство страха. Поэтому она в напряженном ожидании смотрела на дверь и очень обрадовалась, когда в дом вошли муж с хозяином. Они быстренько сбросили с плеч кожухи и уселись за стол. Выпили по чарке, закусили. Потом пропустили еще по одной, еще. Ели молча. Когда хозяин увидел, что гости уже поужинали и отвалились от стола, спросил:

- Ну, а теперь рассказывайте, какое дело привело вас ко мне?

Гости молча переглянулись.

- Не бойтесь, я ж вас не съем?! Говорите, что у вас там наболело. И если это в моих силах, я вам обязательно помогу.

И тут тетка анна не выдержала и застрекотала как сорока:

- Да вот из-за невестки мы к вам, уважаемый, приехали. Не посчастливилось нашему сыну с женой. Она и как работница плохая, и старших не уважает, а к этому еще и воровка.

- Ну ты, жена, говоришь, сама не зная что! – не выдержал дядька Степан. – Работает она хорошо. Дай Боже каждому так работать. В ответ на твою ругань всегда молчит. И самое главное, ты ж ее за руку не поймала, а говоришь, что она у тебя там что-то украла.

- А что произошло? – поинтересовался хозяин.

- А то, что мои янтарные бусы, которые я хранила с самой нашей свадьбы, как самою дорогую мне вещь, невестка украла и, не стесняясь, врет прямо в глаза, мол, я не я и правда моя. А ты молчи! – видя, что муж что-то хочет сказать в ответ, замахала руками тетка Анна. – Ну будто бы зачаровало моих мужиков злыдня. И тот, и этот в защиту ее бросаются. Ну нет силы все это терпеть!

- Успокойтесь, уважаемая. Так что вы конкретно хотите узнать у меня?

- Что я хочу? Знать конкретно, кто украл мои бусы. Вы сможете мне ответить на этот вопрос?

- Ну, в этом деле ничего трудного нет. Но, мне нужно над этим немного поработать. Поэтому на ваш вопрос я отвечу завтра утром. А сейчас уже нужно ложиться спать. Пойдемте, я покажу вам ваше место, - и хозяин отвел гостей в соседнюю комнату. – Можете ложиться спать на грубку. Я ее сегодня протопил. А если будет жарко, можно лечь и на лавах. Ну, а теперь спокойной вам ночи. Как говорят, переночуем – больше услышим! – Матвей закрыл за собой дверь.

А гости затушили лампу и быстренько улеглись спать. Через полчаса из их команты доносилось мирное похрапывание в два носа. А на половине хозяина еще долго горел свет: ведьмак сидел за столом и читал какую-то книгу, время от времени посматривая на часы. А один раз поднялся, подошел к окну, отвел рукою занавеску и долго стоял всматриваясь в темноту. Потом сделал несколько шагов в сторону комнаты, где спали гости и осторожно прислушался. Потом вновь сел за стол. И тут, а «ходики» уже отсчитывали первый час ночи, в дверь кто-то постучался. С печи соскочил черный, как сама ночь, кот и замурлыкал. Ведьмак быстренько встал из-за стола и открыл дверь… Но никого не увидел.

- Ну что за шутки? – зло спросил он в темноту и закрыл дверь.

Неожиданно, что-то зашумело в трубе, в ответ вновь замурлыкал кот. Ведьмак прислушался, почесал затылок и усмехнулся:

- Все шутите… Хватит! А ну, выходите, черненькие и рыжие, лысенькие и волосатые, давно вас жду!..

И тут повалило: со всех щелей, из-под дверей, из печи , из окон выскакивали маленькие и не очень, черные и рыжие, лысые и волосатые, и все они пищали, стонали, кусали, щипали друг друга. А особенно досталось хозяйскому коту. Тот от всех этих нечистых не знал куда спрятаться.

- А ну тише! – прикрикнул на них ведьмак. – у меня гости. А вы им здесь спать не даете!

И сразу же весь этот балаган смолк. Осматриваясь по сторонам. И не знали они, что в этот самый момент дядька Степан сидел около двери и все при этом слышал и даже через небольшую щелку что-то видел – в доме ведьмака ему спалось плохо. Во сне дядьку кто-то душил, издевался над ним, а самое главное – ему очень захотелось пить. Видно водки он выпил больше, чем нужно было, или сало было слишком соленным?! Одним словом, именно жажда заставила его проснуться. Но когда дядька раскрыл глаза то долго лежал не понимая, где он находится. А когда наконец понял, ток очень удивился. Почему это на половине хозяина свет еще горит. Он уже хотел встать, чтобы обойти жену, которая мирно посапывала во сне, и попросить у Матвея воды, как услышал, что он с кем-то разговаривает. Поэтому дядька на коленях, тихо-тихо, пополз в сторону дверей…

- Ну так вот, уважаемые (кажется, у ведьмака это было самое любимое слово), позвал я вас по делу, а не для забавы, - строгим голосом продолжал свой разговор хозяин. – У моей гостьи кто-то украл бусы и меня очень интересует, кто это сделал?

Нечисть закрутила пятачками, начала тереть рожки, переступая с копыта на копыто.

- Ну, кто из вас порадует меня и ответит на этот вопрос? – ведьмак внимательно глядел на погань. А те отводили свои глаза куда-то в сторону или на пол. – Ну?

- Я знаю! – вперед вышел лысоватый, толстый и пузатый черт. Он пригладил щетку усов под своим мясистым пятачком, пригладил бородку и начал свой рассказ. При этом от удовольствия, что он один знает ответ на вопрос, черт бил хвостом об пол.

- я знаю. Никто, конечно же, эти бусы у бабы не крал. Просто она вчера с вечера готовилась к поездке в гости и примеривала их, а потом положила их на полку и начала готовить пойло для коров. И здесь, вот самое главное: женщина отошла в сторону и не заметила, как бусы упали в ведро с этим самым пойлом.

- А почему они туда упали? – недоверчиво спросил ведьмак.

- Ну-у… - закрутился толстопузый.

- Ты не тяни время. Говори все как есть!

- Да это я пошутил. Сколько время уже в этот дом заглядываю, и постоянно свекровь ругает там свою невестку. Ну, вот и решил помочь старой делать ее трудное, но доброе для нас дело.

- А с бусами, что дальше было?

- Разумеется, ведро отнесли к коровам, и одна из них, белая с рыжим боком, вместе с пойлом их и выпила.

- Ну, спасибо тебе за помощь, - сказал довольный ведьмак черту. – За это от меня тебе будет подарок.

- Это хорошо, но не забывай о нашей договоренности. Не зря же я работал все это время. Душа этой молодой женщины должна быть нашей.

- Об этом мог бы и не предупреждать! Сделаю все как нужно.

На дрожащих руках и ногах дядька Степан чуть дополз до жены. Его сердце от страха и от холода, каким веяло с половины ведьмака, стучала как у самого последнего труса. Только сейчас он понял куда капризы жены их завели. Дядька залез с головой под одеяло и так пролежал до самого утра не сомкнувши глаз.

А ведьмак еще долго чем-то угощал своих гостей. Наконец-то дядька Степан услышал как хлопнули двери. Затем хозяин подошел до дверей комнаты, где отдыхали гости, немного постоял, а потом все затихло.

Дождавшись рассвета, дядька Степан растормошил тетку Анну. Та сонная, недовольная еле раскрыла глаза и увидев мужа хотела сказать ему в ответ несколько не очень приятных снов. Но муж быстрым шепотом перебил ее желание:

- Нужно ехать домой. Скотина там одна осталась, Максим с Настей не справятся.

Услышав голос невестки, тетка Анна сразу же отогнала от себя остатки сна: быстренько вскочила с постели и начала собираться. Когда они с мужем вышли на половину хозяина, то увидели, что тот сидит около печи, в которой на ярком огне что-то готовилось.

- О, почему же вы так рано проснулись? – удивленно спросил он своих гостей.

- Да вы знаете, дома же осталось хозяйство, - оправдывался дядька Степан, - не кому с ней там справится будет.

- И что, вы уже не желаете узнать, кто украл ваши бусы? – ведьмак с подозрением перевел взгляд с дядьки на тетку.

- А как же, конечно желаем, - быстро ответила тетка Анна. – Да вот только не знала, как у вас об этом спросить…

- Ну, стыдится не нужно. Раз обещал, что отвечу на ваш вопрос, значит отвечу, как бы он был вам не приятен. Я вчера долго сидел, разбирался с вашим делом. Оно оказалось очень трудным и запутанным. Но все же я узнал, кто украл ваше украшение.

- Ну и кто? – перебила ведьмака женщина.

- Я вам сочувствую… Как вы и догадывались, их украла ваша невестка.

- Не может быть! – не выдержал дядька Степан.

- Почему не может быть? – удивленно посмотрел на него ведьмак.

- Может, может – поддержала его тетка Анна. – Я об этом сразу знала. – Она повернулась к мужу. – а ты еще ее защищаешь! Иди, запрягай лошадей. Я ее, подлюку, своими руками задушу.

- Ну, что вы, уважаемая, успокойтесь. Так делать нельзя. Конечно, как-то наказать невестку нужно. Но будьте милосердными, - посоветовал разбушевавшейся женщине ведьмак.

Но она его уже не слушала – выскочив вслед за мужем. Лошади быстро были запряжены в сани. Попрощавшись с хозяином, которого тетка отблагодарила хорошим куском сала и деньгами, гости заспешили дамой. Отдохнувшие за ночь кони легко бежали по снегу. Вскоре кустарник остался за спиной. И только тогда, отъехавши еще километра полтора, дядька Степан остановил лошадей. Все еще чего-то боясь, оглядываясь по сторонам, он рассказал рассерженной жене все то, что слышал и видел прошедшей ночью. Но тетка Анна только махнула на него рукой:

- Допился! Уже черти по ночам снятся. Кому рассказать – засмеют! Давай лучше, погоняй лошадей, некогда здесь сказки слушать! Дамой нужно ехать.

Поняв, что жена ему не верит, дядька замолчал, подгоняя время от времени своих лошадей.

***

С самого утра управлялись Максим и Настя по хозяйству: носили сено, кормили мешанкой поросят, насыпали зерно птице… А, покормив животных, их нужно было еще и напоить. Максим начал носить воду, а Настя пошла доить коров. Ой, как неспокойно было на душе у молодой женщины! Каждодневные придирки свекрови добили ее. Настя стала сомневаться даже в самой себе. Вспомнила молодица свою жизнь в отцовском доме, и слезы мимо воли навернулись на ее голубых глазах. На душе было неспокойно и больно, и чтобы от этого как-то спрятаться, забыться она запела. И песня эта была такая же, как и ее настроение:

Ветерок дышит, былину колышит,

Лю-ли, лю-ли, былину колышит.

Папочка мой родной. Каждый день письма пишет.

Лю-ли, лю-ли, каждый день письма пишет.

А он пишет, пишет, да и читает,

Лю-ли, люли, да и читает.

Да и читает, ко мне посылает,

Лю-ли, лю-ли, ко мне посылает.

Доченька моя, что ж ты в гостях не бываешь?

Лю-ли, лю-ли, в гостях не бываешь?

Аль коня не маешь, дороги не знаешь?

Лю-ли, лю-ли, дороги не знаешь?

Папочка мой родный, я коника маю,

Лю-ли, люли, я коника маю.

Лю-ли, лю-ли, коника маю

И дорогу знаю.

Папочка мой родный, горькую долю маю.

Лю-ли, люли, горькую долю маю.

Доченька моя, ты в горе не вдавайся,

Лю-ли, люли в тоску не вдавайся.

Папочка мой родный, я в тоску не вдаюсь,

Выйду за ворота от ветра валюсь.

Лю-ли, лю-ли, от ветра валюсь.

Доченька моя, ты сильно не плачь,

Лю-ли, люли, сильно не плачь.

Папочка мой родный, я сильно не плачу,

Лю-ли, лю-ли, сильно не плачу.

А за слезами света не вижу, дороги не вижу…

Настенька слила надоенное молоко в жбан и вышла в запорошенный снегом сад. Подышать свежим воздухом, привести мысли в порядок. А в это время около ворот Максим встречал родителей.

- Ну что, как вы съездили? – было первым его вопросом.

-Что, что, - закричала, не успев вылезти из саней, на всю улицу тетка Анна. – Как я говорила, так и есть. Твоя жена – воровка!

Этот крик хорошее был слышен и за домом в саду. Настенька как-то вся сжалась, вновь в ее красивых глазах появились слезы. Она оглянулась, чтобы посмотреть на часовню, что возвышалась над сельским кладбищем. Настя перекрестилась, заскочила во двор, по дороге захватила веревку, которой перед эти навязывала буренок, и полезла на чердак.

А дядька Степан до это молча слушавший ругань жены, спросил у сына:

- А где же Настя?

Расстроенный Максим махнул рукой в сторону двора:

- Коров доит.

- Позови ее к нам, - решил рассказать о своим ночным происшествии отец.

Максим бросился исполнять его приказание. Но буквально через несколько минут вернулся назад.

- Ну что, позвал? – спросил его дядька Степан. Сын покрутил головой по сторонам:

- Ее нигде нет…

- где же она может быть?

- Эта сволочь, видно услышала, как я здесь говорила, вот и спряталась. Я слышала, на чердаке что-то упало. Может это она там прячется? – это тетка вышла из дому, куда она сразу побежала, не успев вылезти из саней.

Дядька ойкнув, тут же бросился бежать на чердак. Он бежал и вспоминал слова черта, которые с самого утра крутились в его голове: «Она должна быть наша…»

Свекор успел вытянуть невестку из петли. И физически, и морально разбитую Настю занесли в дом и положили на кровать.

- Как красть, так не побоялась, а как ответ держать, так сразу в петлю полезла! – шипела над ужом молодицы свекровь.

- А ну цыц!!! – не выдержав заорал на нее дядька Степан. – И вот что, Максим, готовь ножи.

- Батька, зачем?

- Корову нашу, белую с рыжим пятном на спине, резать пойдем.

- Да ты что, совсем с ума сошел? – от удивления и возмущения у тетки на лоб полезли глаза. – Она же только отелилась. Да от ее же самое молоко!

- Максим, ты слышал, что я тебе сказал? – не обращая внимания на жену, спросил дядька Степан.

- Слышал, - ответил ошеломленный сын.

- А перед этим, позови к нам Антоновых дочек. Пускай с Настей посидят.

- Вы посмотрите на него, совсем сдурел человек! Что-то ему там ночью с пьяни приснилось, так он из-за этого лучшую корову резать, - тетка Анна выскочила на двор вслед за мужем.

Но, видя, что помощи ожидать не откуда и никто ее не слушает, она бросилась к соседям, с надеждой найти поддержку там. Тетка забегала в дома и рассказывала каждому, что решил сделать ее муж.

И вскоре целая толпа деревенских мужиков и женщин спешила в сторону их дома. Еще издалека они увидели детей, которые первыми прибежали посмотреть необычное зрелище и сейчас, вытянув шеи, за чем-то наблюдали. Оказывается, с коровы уже сняли шкуру и разрезали живот, с которого дядька Степан как раз в этот момент доставал янтарные бусы. Он осмотрелся, нашел глазами в толпе глазами притихшую жену и сказал:

- Вот они, твои бусы! Держи их…

-
Блог Александра ГавриленкоОдна на всех тайна
Весна, солнце, тепло. Кажется, не начало марта, а, как минимум, середина апреля. Машина бежит по серой ленте асфальта. Мы едем на село. Ярко светит солнце, просачиваясь сквозь верхушки высоких деревьев, бросающих полосатую тень на дорогу. Солнечные «зайчики» стаями заскакивают в салон автомобиля и, пробежав по лицу, сиденьям, выскакивают в заднее окно. А затем, остановившись, долго смотрят вслед убегающему от них автомобилю. В мелькавших проселках, воздух наполнен сизоватой дымкой. Это сама весна приготовила бальзам из нежности, свежести и какой-то сладкой одури. Казалось, вот-вот эта сизоватая дымка развеется, растает, приоткрыв самый краешек волнующей тайны, которую несут с собой эти весенние дни. Но мелькает поворот за поворотом, поляна за поляной, а тайна остается тайной. Хотя, в то же время, кажется, что ты обо всем догадываешься. Но это лишь только ощущения. Твоя догадка. Или?
Вот с таким волнующим в сердце чувством приезжаешь в деревню. Встречаешься с людьми, разговариваешь, улыбаешься и вдруг неожиданно ловишь себя на мысли, что у твоих собеседников такое же, как и у тебя чувство. Это единение душ особенно чувствуется в нашем поведении, проскальзывающих в разговоре словах.
- А у моей соседки на огороде подснежники расцвели. - проследив за тем, как я, прищурив глаза, с улыбкой смотрю на солнце, неожиданно сказал мой собеседник.
- Весна! – все также улыбаясь, ответил я. - Пришла весна!
А. Стрелец

← Назад

В ГОСТЯХ У БУЛЬБАША